Отравление

3 часа ночи (...) Печень остается увеличенной.
(Один из признаков сильнейшего отравления)».
Один из присутствовавших врачей, профессор А.Л. Мясников, был настолько сильно удивлен происходящим, что записал: «Утром пятого у Сталина вдруг появилась рвота кровью: эта рвота привела к упадку пульса, кровяное давление пало. И это явление нас несколько озадачило — как его объяснить? Все участники консилиума толпились вокруг больного и в соседней комнате в тревоге и догадках».
Тревога их понятна, ну а какими могли быть догадки? Судя по недоумению нескольких специалистов, никаких типичных проявлений инсульта или инфаркта не было. Отравление — другое дело. О нем свидетельствовал целый ряд показателей анализа крови, который завершался так: «Особые замечания. В части нейт-рофилов имеется токсическая зернистость». Она могла быть, пожалуй, только результатом отравления. Однако о нем врачи не упомянули под страхом смерти.
Вечером последний укол — инъекцию адреналина — сделала Сталину медсестра Моисеева, после чего больной скончался. «Как сказали мне медики, — комментировал автор, — при состоянии, которое наблюдалось у Сталина в последние часы, уколы адреналина категорически противопоказаны, так как вызывают спазмы сосудов большого круга кровообращения».

Теги: