Сталин направил телеграмму руководству Грузии

4 июня 1953 года Сталин направил телеграмму руководству Грузии, где говорилось:
«ЦК ВКП(б) считает, что т. Рухадзе стал на неправильный и непартийный путь, привлекая арестованных в качестве свидетелей против партийных руководителей Грузии... ЦК ВКП(б) не сомневается, что если встать на путь т-ща Рухадзе и привлечь арестованных в качестве свидетелей против т. Рухадзе, то арестованные члены группы Барамия могли бы сказать против него гораздо больше и несравненно хуже.
Это факт, что именно они во главе с Барамия требовали снятия т. Рухадзе с поста министра месяцев восемь назад и обвиняли его во всякого рода уголовных делах».
По-видимому, Сталину были предоставлены материалы, свидетельствующие о том, что Рухадзе (как выяснилось, человек весьма сомнительной нравственности) сводит свои давние счеты с личными врагами, пользуясь служебным положением и не гнушаясь грязными, а то и преступными методами, стараясь не столько расследовать дело, сколько фабриковать.
Надо иметь в виду, что у Иосифа Виссарионовича была своя личная секретная служба. Так что по отношению к своим ближайшим соратникам он имел возможность действовать по принципу «доверяй, но проверяй». В данном случае, по всей вероятности, проверка показала, что охоту на Большого Мингрела затеяли его конкуренты в борьбе за власть.
Во всяком случае вышло совсем не так, как хотелось инициаторам (или инициатору?) данного уголовно-политического дела. Вождь выдвинул Лаврентия Павловича на первый план, поручив ему доклад на торжественном заседании 6 ноября 1951 года в честь очередной годовщины Октября.
«За восемь месяцев до своей смерти, — писал Судоплатов, — Сталин арестовал Рухадзе, который стал для него нежелательным свидетелем. Официально же его обвинили в обмане партии и правительства».
Вот и пойми тут, что произошло? Как расценивать официальную версию? Получается, будто Рухадзе пострадал не за обман Сталина, партии, правительства, не за самоуправство, а лишь потому, что был для вождя нежелательным свидетелем... Чего?
Ответ на этот вопрос можно найти в книге К. Столярова. Он привел заметки Рухадзе о его разговоре со Сталиным. Последний был, судя по всему, крайне возмущен затянувшимся следствием и следил за его ходом. Но некоторые его высказывания, приведенные Столяровым, вызывают сомнения. Узнав, что не арестован Гегелия, Сталин якобы приказал: «Арестуйте, побейте, расстреляйте».
Тут действительно крепко усомнишься в психическом здоровье и умственных способностях Иосифа Виссарионовича. Любому человеку ясно: требуется провести расследование, выведать у подозреваемого все, что ему известно, убедиться в его виновности, узнать имена сообщников и т.д. Расстреливают после прекращения следствия по решению суда. Почему бы вдруг Сталин так озлился на Гегелия, которого и знать не знал, чтобы потребовать его смерти даже в ущерб следствию?!
Возникает и другое серьезное недоумение. Ведь это расстрель-ное указание вождя не было выполнено. Итак: то ли Рухадзе отъявленный гуманист, готовый рисковать карьерой и собственной жизнью ради спасения Гегелия, то ли Столяров ошибся. Второе, как мне представляется, вероятней.
Занятно, что буквально через несколько страниц Столяров написал: «К несчастью, дорогой товарищ Сталин почему-то не разрешил пытать ни Михаила Барамию, ни Авксентия Рапаву, ни даже бывшего прокурора республики Шонию...» Вот уж поистине с безумца взятки гладки: одного приказывает побить и расстрелять, даже не интересуясь расследованием, а других не позволяет и пальцем тронуть.
Итак, Сталин убедился, что в «мингрельском деле» Рухадзе некоторые важные сведения от него утаил; кроме того, арестовывал своих личных врагов. Следовательно, официальное обвинение в его адрес было справедливым. А уж если бы Сталину, как предположил Судоплатов, требовалось избавиться от нежелательного свидетеля, то разумнее всего было, как обычно делается в подобных случаях, его ликвидировать.
Приведенные примеры показывают, насколько сложной была ситуация в руководстве страны и органах госбезопасности в последние годы жизни Сталина. Вряд ли у него была возможность разобраться в хитросплетении личных, клановых, национальных и прочих отношений, которые сказывались на действиях тех же самых Берии, Маленкова, Хрущева, Булганина, Молотова, Микояна, Кагановича и связанных с ними людей. Руководителю государства и без того приходилось решать массу сложнейших проблем внешней и внутренней политики.

Теги: ,