Наследник Сталина

Маленкова нередко называют наследником Сталина. И в этом есть определенный резон. Во всяком случае, чрезвычайно показательно и даже символично, что именно он в 1952 году подготовил и огласил Отчетный доклад XIX съезду партии о работе Центрального комитета ВКП(б).
Почему Сталин доверил Маленкову столь ответственное дело? Чем заслужил Маленков доверие и уважение вождя? На каких основаниях Иосиф Виссарионович считал его своим преемником и соратником, наиболее последовательным проводником своих идей?
Эти вопросы порождают новые вопросы. Они связаны главным образом с оценкой государственной и партийной деятельности Сталина. Если он был злодеем, то и его доверенное лицо, преемник — того же поля ягода. А может быть, он был выдающимся и достойнейшим вождем? Так считало подавляющее большинство советских людей и сторонников соцсистемы всего мира (среди которых было немало подлинных интеллигентов, включая выдающихся ученых и писателей). Если они были правы, то и наше отношение к Маленкову должно быть по меньшей мере уважительным.
...Вот я написал о «нашем отношении» и подумал: даю повод для обвинений в необъективности, предвзятом подходе к историческим личностям. Явное признание в отходе от принципа научной беспристрастности, служения истине и т.п. Ведь задача историка — изложить факты и сделать на их основе стройные выводы. А лучше предоставить это читателю, ведь он умен, образован и проницателен, а потому способен выработать собственное мнение без подсказок.
С подобными доводами хотелось бы согласиться, но не получается.
Во-первых, историография жизни страны даже за одно десятилетие накапливает великое множество фактов. Из них неизбежно приходится выбирать те, которые выглядят наиболее важными для тех или иных поставленных целей. Уже одно это в корне противоречит принципу объективности, которым — в идеале — руководствуются представители естественных и «точных» наук.
Во-вторых, история любого государства или народа не существует сама по себе. Пишут ее заинтересованные лица. Одни явно (или тайно, что значительно хуже) оценивают происходившие события положительно или отрицательно, в определенном политическом ракурсе. Он определяется убеждениями, мировоззрением автора. Абсолютное равнодушие тут невозможно.
В-третьих, отношение к прошлому меняется со временем. Не только потому, как писал Сергей Есенин, что большое видится на расстоянии (вот и фигуру Сталина многие видят не выше сапог). Накапливается исторический опыт. Если бы не победила в России вторая буржуазная революция Горбачева—Ельцина, если бы не удалось врагам расчленить Советский Союз и уничтожить народную демократию, то и оценка прошлого была бы иной.
В-четвертых, множество документов, относящихся к интересующей нас эпохе, остается в засекреченных архивах. Оттуда извлечено и обнародовано все, что могло бы очернить СССР и деятельность Сталина. Подброшены соответствующие фальшивки. Тиражируются совершенно фантастические, лживые цифры о репрессированных, расстрелянных чекистами, погибших на фронте наших военнослужащих. Нетрудно догадаться, что скрываются от народа сведения, обличающие подлинных врагов народа и свидетельствующие о величии нашей страны, руководимой Сталиным. Уже одно это заставляет с подозрением и брезгливостью относиться к сочинениям антисоветских историков.
В-пятых, честному человеку невозможно равнодушно взирать на позор, унижение и уничтожение Отечества, деградацию и вымирание своего народа. То же относится и к современной античеловечной технической цивилизации. Она обречена. Ее раздирают внутренние противоречия. Но самое безнадежное — утрата смысла существования человечества на планете и ориентация на удовлетворение самых низменных потребностей малой части населения Земли. Это вызывает усугубляющийся конфликт со средой обитания, где победить суждено только природе. И это не страшилка, не старческое брюзжание, а научно установленное, основанное на фактах эмпирическое обобщение...
Надо лишь оговориться: подобные общенаучные и философские проблемы мы будем затрагивать лишь косвенно. Наша главная задача — вести историческое исследование, а отчасти даже расследование (тем более, когда речь зайдет об убийстве Сталина и Берии). Наша цель — не оправдание или осуждение прошлого. Необходимо осознать то, что произошло для лучшего понимания настоящего и для возможности более или менее надежного предвидения будущего.

Теги: , ,