В советском обществе зрела духовная эпидемия

В советском обществе зрела духовная эпидемия, поразившая в первую очередь наиболее привилегированные и материально обеспеченные слои общества. Это понимал Сталин. Однако в нем постоянно росло чувство бессилия в борьбе с этой разъедающей нашу страну напастью.
Репрессии второй половины 1930-х годов были отчасти такой жестокой — в революционном духе — профилактикой. Уже тогда существовала опасность буржуазного переворота, поддержанного западными державами, а также всеми антисоветскими силами в стране и за рубежом. Те, кому такой вариант представляется фантастичным, либо не знают обстановки того времени, либо сознательно лгут.
Ну а как мог в 1952 году Сталин укрепить коммунистическую идеологию, доказать преимущества для народа и для государства социалистической системы в сравнении с капиталистической? Репрессиями? Бессмысленно. Никакой гласной оппозиции в стране и в партии не было. На словах все номенклатурные работники целиком и полностью поддерживали сталинскую генеральную линию.
Официальная пропаганда была в значительной степени примитивной, лицемерной, однообразной и не слишком убедительной. Многие партийные идеологи, журналисты, писатели (не говоря уже об их родных и близких) сами мечтали заполучить как можно больше именно материальных ценностей, жить как богатые буржуа или получать максимальную плату за минимальный труд.
Сознавал ли Сталин существование таких проблем? Судя по всему, сознавал. Ведь у него кроме официальных источников секретной информации была даже своя личная агентурная сеть. К нему поступали от «компетентных органов» достаточно объективные сведения о настроениях в разных слоях общества. Он руководил страной не вслепую, не руками многочисленных помощников, составляющих для последующих руководителей страны тексты выступлений и аналитические материалы. Он всегда старался разбираться во всем самостоятельно и ответственно.
Можно предположить, что он собирался основательно заняться теоретическими работами на основе своих обширных знаний и богатейшего жизненного опыта. Не потому ли в последние два года жизни он написал «Марксизм и вопросы языкознания» и «Экономические проблемы социализма в СССР»? (Последняя работа была переиздана в 1992 году; редактор И. Трояновский, критикуя — не убедительно — ее содержание, счел все-таки нужным отметить: «Писал И.В. Сталин ярко и хлестко. Ума и таланта ему не занимать. И писал все сам, собственной рукой».)
Вновь и вновь повторю: сама по себе власть для Сталина была совершенно не нужна. Для него она была тяжелой обязанностью, а не приятным времяпрепровождением. Ничего, кроме забот, постоянных проблем и трудной ответственной работы, она ему не давала. У него не могло быть даже малейших опасений утратить ее. Зато были веские основания желать от нее, хотя бы частично, избавиться.
Почему он позволил себе прилюдно резко критиковать Мо-лотова? Через несколько минут выяснилось. Ведь он заговорил о своей отставке с поста Генерального секретаря. А кто стал бы первым и, пожалуй, единственным претендентом на это место? Безусловно — Вячеслав Михайлович Молотов.

Теги: ,