Не был ли Маленков убежденным антисемитом?

Но все-таки почему же вдруг среди столь важных государственных вопросов всплыл и еврейский? Не был ли Маленков убежденным антисемитом? Не ему ли как главному «кадровику» принадлежала инициатива вытеснения лиц еврейской национальности из руководства государства и партии?
На эти вопросы помогают объективно ответить сведения, приведенные В.В. Кожиновым. Прежде всего он подчеркивал отсутствие проявлений антисемитизма и в коммунистической идеологии, и в советской политической системе. И ссылался на израильского политолога М.С. Агурского: «Вплоть до тридцатых годов главными и почти исключительными врагами сионизма в СССР были сами же евреи... сионисты как внутри СССР, так и в Палестине видели главными виновниками этих преследований не саму советскую политическую систему, а т. н. Евсек-цию ("Еврейскую секцию" ВКП(б). — Р. Б.) и вообще коммунистов еврейского происхождения». Иначе говоря, враждовали интернационалисты и националисты преимущественно одной и той же национальности.
«Обратимсятеперь, — продолжал Кожинов, —квозникшему во время войны недовольству, сложившемуся после 1917 года "еврейским засильем" во многих областях жизни страны. Например, 17 августа 1942 года в Секретариат ЦК поступила записка, информирующая о том, что из 12 руководителей Большого театра (директор, дирижеры, режиссеры и т.п.) 10 человек — евреи и только 1 русский.
В 1943 году секретарь парткома МГУ В.Ф. Ноздрев направил в ЦК письмо, в котором сообщил, что в предшествующем, 1942-м, "пропорция" окончивших физический факультет университета евреев и русских составляла 98% и 2%...»
Он привел воспоминание математика академика Л.С. Понт-рягина, который перед войной в Воронеже «познакомился с очень милой студенткой Асей Гуревич. По окончании Воронежского университета я взял ее в аспирантуру в Москву... Ася в течение нашего знакомства неоднократно обращалась ко мне с просьбой помочь кому-нибудь из ее друзей... Это были всегда евреи. Мне это показалось странным, поскольку сама она была еврейкой... Но уже после войны она меня совершенно поразила одним своим заявлением. Она жаловалась мне, что в текущем году в аспирантуру принято совсем мало евреев, не более четверти всех принятых. А ведь раньше, сказала она, принимали всегда не меньше половины».
Вот, оказывается, к каким ужасным последствиям привел «маленковский циркуляр». Подумать только: вместо половины всех аспирантов приняли всего не более 25% евреев (то есть примерно в десять раз больше, чем относительное количество представителей этой нации в населении страны).
«Конечно, — делает вывод Кожинов, — многие объявят упомянутые записки в ЦК антисемитскими. Но если подойти к ним с истинной беспристрастностью, их нельзя не признать констатацией явно "ненормального" положения вещей. Ситуация в Большом театре не имела последствий... Что же касается сообщившего о положении дел в Московском университете В.Ф. Ноз-древа, он продолжал "бить тревогу" и далее, в 1944—1945 годах, и в мае 1946-го был за это снят с поста секретаря парткома».
О том, что никакой антисемитской кампании и в помине не было, говорят красноречивые факты. После войны многие руководители Большого театра, евреи, получали неоднократно Сталинские премии. Например, дирижеры С.А. Самосуд (1947, 1952),Ю.Ф. Файер(1946, 1947, 1950). Что бы это означало? Выходит, вождь не выполнил предписания «маленковского циркуляра»?!
Хотя Владимир Ильич в последние годы сгоряча клеймил его как «русского великодержавного шовиниста» и даже «русского Держиморду», антисемитом он не был. Нередко ссылаются на то, что якобы он приказал дочери развестись с ее первым мужем (евреем) Морозовым. Однако она это категорически отвергала. Правда, Сталин не пожелал с ним встречаться, четко обозначив причину:
— Слишком он расчетлив, твой молодой человек.
Действительно, тогда как оба сына Иосифа Виссарионовича ушли воевать, Морозов устроился в московское ГАИ. Сталин отозвался так:
— Смотри-ка, на фронте страшно, там стреляют, а он, видишь, в тылу окопался.
Надо ли говорить, что антисемит в подобных случаях и вел себя, и выражался бы иначе.

Теги: , ,